СМИ о стандарте

13.12.2016 РИА Новости

Ямбург: профессиональный стандарт даст учителям подход к каждому ученику

Педагогическое сообщество активно обсуждает новый проект профессионального стандарта. Какой потенциал для профессионального роста он задаст учителям? Какие условия сформирует для каждого ребенка? Эти темы получат свое освещение на Всероссийской конференции по обсуждению содержания профессионального стандарта педагога, которая пройдет 20 декабря в Московском государственном психолого-педагогическом университете. О принципах и подходах, которые легли в основу проекта, корреспонденту РИА Новости Анне Курской рассказал участник группы разработки профессионального стандарта учителя, академик РАО, заслуженный учитель РФ, директор Центра образования №109 г. Москвы Евгений Ямбург.

— Евгений Александрович, почему возникла необходимость разработки профессионального стандарта педагога?

— Эта работа началась в 2013 году по заданию правительства в ответ на новые задачи и вызовы реальной жизни. Мир меняется, дети стали другими, перед учителями встали новые проблемы. Например, сегодня развивается инклюзивное образование, в классах могут находиться дети с проблемным развитием, с ограничениями здоровья, с синдромом дефицита внимания, со слуховыми имплантами, но учителя никто не учил, как с ними работать. Учителям понадобились новые компетенции.

Кроме того, в России идут миграционные процессы. Во многих школах, и не только в крупных городах, обучается значительное количество детей, для которых русский язык — не родной, и дома на нем не говорят. Учителю требуется новая профессиональная компетенция – обучение русскому языку как не родному. Даже работа с одаренными детьми требует особых навыков. Существует мнение, что одарённым детям можно давать любое количество знаний, но это неверно. Все эти задачи, учителям приходится решать уже сегодня.

Кроме этого, перед нами стояла задача повышения качества образования, которую необходимо решать посредством повышения квалификации учителя. Отсюда возникла идея профессиональных стандартов, которые сегодня существуют в любой культурной стране. В основу мы положили структуру профессиональной деятельности учителя – "обучение", "воспитание" и "развитие".

— Стандарты были приняты еще в 2014 году, состоялось ли их внедрение по всей стране?

— Дело в том, что мы, авторы, уверены, что от учителя нельзя требовать то, чему его никто никогда не учил. Сначала нужно обучить педагогов, то есть перестроить преподавание в педагогических вузах и институтах повышения квалификации, и Министерство образования нас в этом поддержало. Затем мы стали апробировать внедрение стандарта на 23 пилотных площадках – выезжать на места, смотреть, в том числе и собирать рекламации. Потому что всё живое растет снизу, а если навязывать нововведения сверху и заставлять учителей, будет большая беда.

Первый этап внедрения прошел, но этого оказалось недостаточно. Мы увидели две крайности в подходе руководителей. Некоторые, почти как в знаменитом фильме Гайдая, спешили доложить, что они уже готовы: "Мясокомбинат?" – "Я!" – "Винзавод?" – "Я!" Это формализм. Вторая крайность — нет приказа, и мы не будем ничего делать. Но когда придет приказ о внедрении, а учителя останутся необученными – нас же все проклянут!

На первом этапе мы собрали информацию о внедрении стандарта на пилотных площадках, появилась группа учителей, которые научились работать по-новому.

Наступил второй этап. Президент поставил задачу создать рамку карьерного роста учителя. Ведь для того, чтобы профессия педагога была привлекательной, нужна не только приличная зарплата, но и перспектива роста для молодых учителей. И тогда мы "горизонтальный карьерный рост".

— Разве до сих пор у учителей не было карьерного роста?

— Он был, но как он выглядел? Учитель стал завучем, потом директором, потом начальником управления, и, наконец, министром. Но министров значительно меньше, чем учителей и директоров, и им нужны другие, управленческие компетенции. При разработке новой модели карьерного роста мы исходили из того, что никакие нововведения и реформы не должны привести к ухудшению экономического положения учителя и понижению его статуса. Потому что учителей кое-где начали пугать: "Вот будет введен стандарт, мы вас не аттестуем, и вы пойдете на улицу". Это тот самый "административный раж", о котором говорил Салтыков-Щедрин. Именно поэтому ради старшего поколения педагогов мы оставляем первую и высшую категорию учителей, звание "заслуженный учитель".

С другой стороны, появляется плеяда молодых блистательных учителей, владеющих информационными и другими технологиями. А их как мотивировать? Возникла идея перевести профессиональные компетенции в обобщенные трудовые функции и в конкретные трудовые действия, то есть ввести должности. А на должности назначает директор в зависимости от квалификации и компетентности того или иного педагога.

— Расскажите, пожалуйста, о новой модели карьерного роста педагога.

— Пока мы остановились на трех должностях: просто "учитель" – ему достаточно иметь соответствующее образование, то есть, он должен соответствовать занимаемой должности. Следующая категория – "старший учитель". Предполагается, что он уже овладел необходимыми компетенциями, может работать со смешанным контингентом учащихся, когда в одном классе и одаренные, и больные, и здоровые. Старший учитель владеет передовой педагогической практикой.

Наконец, высшая категория – "ведущий учитель". Это тот человек, который осуществляет координацию работы других учителей в сотрудничестве с дефектологами, психологами и логопедами. Он, фактически, "играющий тренер". К сожалению, многие преподаватели педвузов и институтов совершенствования учителей давно не видели живых детей. Ведущими учителями должны быть носители передового опыта, тогда пойдет и карьерный рост. Должности будут существовать независимо от категорий, которые фиксируют квалификацию.

— Как будет оцениваться квалификация учителя?

— Это очень тяжелая проблема. Сегодня оценку квалификации учителя осуществляют регионы, кто во что горазд. Где-то учителя набирают портфолио весом по 50 кг, которые никто не читает. Где-то они проходят компьютерное тестирование. Единых инструментов объективной оценки качества работы учителей нет. Наша группа убеждена в том, что оценка качества работы учителей – это успехи и достижения их детей. Не количество выступлений на собраниях, семинарах и активах, а достижения детей.

Но тут есть тончайшая проблема. Если брать сохранного и здорового ребенка, то его успехи на ЕГЭ и победы в олимпиадах – свидетельство хорошей работы учителя. А если этот ребенок с задержкой развития или с проблемами здоровья? У него может быть дислексия или дисграфия, и он делает в диктанте по 60 ошибок. Или синдром гиперактивности и дефицита внимания, и он бегает по классу, а кричать на него или уговаривать быть внимательным бессмысленно, потому что у него такие особенности работы мозга. И представьте, что ребенок приходит к учителю, делая по 50-60 ошибок, а на выходе – только 10. Его учителю за такую работу надо орден давать, хотя, если судить по ЕГЭ, результат ребенка так остался двойкой. Поэтому система оценивания учителя через достижения детей нуждается в очень тонкой разработке.

— Можно ли ожидать, что эта система заработает в ближайшем будущем?

— Пока мы только подходим к этой работе. Но уже в 2018 году учителя должны перейти на так называемые эффективные контракты, чтобы не платить "всем сестрам по серьгам", а чтобы "честь была по труду". И, не зная, как мерить эту эффективность, мы можем породить социальную напряженность. Поэтому мы будем активно заниматься разработкой системы оценивания. Вообще, нужно переходить к прописанной в законе государственно-общественной системе управления, когда сами профессионалы занимаются оценкой коллег через свое сообщество, как происходит в любой культурной стране. Поэтому недавно была зарегистрирована такого рода ассоциация "Педагог XXI века", я имею честь ее возглавлять. Ее задача — собрать тех людей, которые будут осуществлять мониторинг и оценку, пока нет государственной аттестации.

— Вы сказали, что внедрение стандарта поможет учители работать с проблемными учениками. А что изменится для остальных учеников?

— Сейчас нет учеников без проблем. В каком-то смысле они все нестандартные, со своими особенностями. Я уже упоминал, что если ребенок одаренный, то это не значит, что над ним можно издеваться. Они все очень честолюбивые ребята. Для такого ребенка, если он не победил на международной олимпиаде, жизнь кончилась. Он либо пытается совершить суицид, либо стреляет в учителя, мы это видели. Поэтому надо всерьез заниматься доступностью образования, индивидуальным подходом. Нет другого пути, но быстро по нему не пройдешь. Индивидуальный подход надо выращивать. Потому что быстрый результат в педагогике – это всегда обман, это сказка для взрослых или фальшивые отчеты.