СМИ о стандарте

20.12.2016 РИА Новости

Рачевский: индекс востребованности учителя уже работает

Фото: РИА Новости

Педагогическое сообщество активно обсуждает новый проект профессионального стандарта. Какие новые возможности для профессионального роста учителя открывает документ? Что даст он родителю, как отразится на жизни учеников? Чего ждут от него представители бизнеса, системы повышения квалификации преподавателей? Эти темы внесены в повестку дня Всероссийской конференции по обсуждению содержания профессионального стандарта педагога, которая пройдет 20 декабря в Московском государственном психолого-педагогическом университете. Свое мнение о документе высказал корреспонденту РИА Новости директор Центра образования № 548 "Царицыно" Ефим Рачевский.

– Ефим Лазаревич, что даст учителю новый стандарт?

– Прежде всего, я не уверен, что это стандарт. Это один из вариантов исполнения поручений президента, сформулированных на Госсовете по вопросам совершенствования системы общего образования, который проходил в декабре 2015 года. Там речь шла, и президент об этом говорил, о неких ориентирах или, если хотите, показателях для профессионального роста учителя.

Знаете, есть устойчивое выражение — "карьерный дипломат". Это дипломат, который стартовал когда-то атташе или третьим секретарем в МИДе, дорос до второго, первого советника, а потом стал послом. Диапазон градаций довольно широк: от секретарей двух уровней и классов до советников, посланников. Ранг Сергея Лаврова, как известно, Чрезвычайный и Полномочный Посол.

Что касается учителей, то у них такая карьерная лестница невозможна. Потому что учитель он и есть учитель. Все, выше званий нет. Но хорошо ли это? Если не ошибаюсь, году в 1984-м в недрах Министерства просвещения зародилась инициатива создания прототипа ныне предлагаемой системы педагогических званий. От "молодого специалиста" к просто "учителю" и еще выше к "учителю-методисту". По каждому из них производилась доплата, но недолго. Новшество не прижилось.

- Что же выходит? Наши учителя вот уже 30 лет живут без карьерного роста?

– Да, но идея "мотивационной вилки" остается в школе, продолжает волновать умы. Разработчики проекта-2016 остановились на трех должностях: "учитель", "старший учитель", "ведущий учитель". Зачем это понадобилось? Одна из причин состоит, по-моему, в несовершенстве новой системы оплаты труда. Кроме того, в превратном подчас толковании ее на практике. В глазах многих так называемая "НСОТ" представляет гигантскую и малопонятную хаотическую сущность, заменившую якобы прозрачную и четкую ЕТС. Но последняя не содержала в себе и намека на оценку качества учительского труда.

Возьмем ситуацию с доплатами учителю за качество работы. Предположим, он учит 11 класс. Причем добрая половина детей это какие-нибудь необыкновенные отличники, сдавшие ГИА на максимальные баллы. Но к нему пришедшие лишь полтора года назад. То есть, в десятый. Задаю вопрос: эти высокие баллы и прекрасно воспитанные дети, чья заслуга? Сегодняшнего их наставника? Или той команды мастеров, которая вела их с пятого по девятый классы? Или, возможно, семьи, нанявшей репетитора, устранившего пробелы в знаниях и привившего к ним вкус?

Другой пример. Как член экспертной рабочей группы по присуждению наград учителям – звания "Заслуженный учитель Российской Федерации", медалей, орденов, – постоянно читаю характеристики на претендентов. Самый ходовой показатель в этих характеристиках число победителей олимпиад среди обучающихся. Второй критерий – количество детей, успешно сдавших ЕГЭ. Ну, вот все. Понятия "учитель", "качество его труда" безмерные, а критериев этого качества – два.

Редко, когда попадается запись, отмечающая, что у учителя по химии столько-то человек стали кандидатами химических наук. Но тут-то как раз все понятно: перед нами замечательный учитель и ученики у него действительно блестящие. А вот ситуация с его коллегами куда запутаннее и сложнее. Поэтому мне думается, что если наложить новую иерархическую систему учительских званий на адекватный ей порядок объективной аттестации, то это поможет сделать и систему заработной платы более стройной. Если вдобавок одним из индикаторов успешности работника станет его востребованность в учительской и ученической средах.

– Что Вы имеете в виду?

– Иногда, желая навести справку о каком-либо коллеге, я ввожу его фамилию в поисковую строку Яндекса. Нажимаю на правую стрелку и выскакивают отклики, рекомендации. Они говорят сами за себя. Благо, сегодня не осталось школы, которая не взаимодействует в Сети. Это и дает основание для веры, что измерить индекс востребованности педагога будет просто, а подделать нелегко. Да и бессмысленно.

- А что Вы скажете о наборе компетенций, носителем которых предлагается, согласно новому стандарту, стать учителю?

— В них-то и состоит его содержательный остов. Если проект войдет в законодательную силу, то каждый мой коллега будет обладать знаниями в сфере возрастной психологии, это, во-первых. Второе: уметь работать с группой, где есть дети с особыми образовательными потребностями. Девиантные или наоборот, очень одаренные, ну и так далее.
Третье: вести образовательный процесс в группе, где не все дети являются носителями русского языка. То есть взаимодействовать с детьми мигрантов. И наконец, четвертое: он должен находить индивидуальный подход к каждому ребенку. Вот то новое, что есть в стандарте и чего не было в прежних должностных инструкциях, поскольку они были очень размыты.

– Вы с этим согласны?

– Обязательно согласен.

- Считаете их массовое освоение реалистичным?

— Если мы возьмем любого профессионального учителя, то он давным-давно реализует эти компетенции на деле. Делится мастерством с сослуживцами, отдает его ученикам. Но если "до стандарта" это было проявлением его личного мастерства, то после принятия документа станет неуклонным требованием. Не исполняешь, значит, не вписываешься в рамку профессионального стандарта. А это может послужить предметом для твоего увольнения.

– Хорошо, а что новый стандарт изменит в жизни семьи ученика, его семьи?

– Качество образования детей окрепнет. Каждая из перечисленных мною групп детей, а следовательно, и их родителей, найдет в стандарте опору для защиты своих прав и интересов. А директор школы – содержательное основание для более тщательного подбора и отбора кадров в целях дальнейшего роста качества знаний и воспитанности учащихся.